Главная > Россия Все новости
Крым среди ясного лета

Крым среди ясного лета

08/08/2019

 

Говорят, что первое очарование возвращенным Крымом якобы померкло и российские туристы едут туда менее охотно, нежели пару лет назад. Несмотря даже на заработавший Крымский мост и развивающуюся гостиничную инфраструктуру. «Культура» решила оценить справедливость этих утверждений, посмотрев в самый пик сезона на два центра «туристической силы»: Ялту и город федерального значения Севастополь с прибрежной полосой между ними. Кто и почему до сих пор предпочитает киммерийские дары и красоты заморским? Всегда ли совпадают интересы приезжих и крымчан? Что осложняет полноценный отдых на полуострове и на высоте ли его культурная составляющая?

Фото: Алексей Мальгавко/РИА Новости

Впрочем, первое, что напрягает еще в Симферопольском аэропорту, относится не к местным, а к «материковым» бизнес-акулам: и «Билайн», и МТС сообщают на смартфон, что вы находитесь в международном роуминге. Добавим, что в Крыму не найдешь отделений Сбербанка, заправок «Лукойла», «Роснефти», других отечественных нефтегазовых гигантов. И даже государственная «Почта России» прячет свое лицо. Причина понятна всем, но не прибавляет настроения — ни крымчанам, ни приезжим.

Понаехали тут...

Так здесь говорят обо всех туристах, переселенцах, трудовых мигрантах, даже если они приехали с Камчатки. Отдельно выделяют граждан Украины: турпоток оттуда, несмотря на окрики Киева, в этом году отчего-то резко возрос.

Также особой категорией считаются донецкие. Это беженцы, часть которых практически нищенствует, сумев правдами-неправдами закрепиться в теплой Тавриде. Другие — с пухлыми кошельками — вовсю скупают недвижимость. Потягаться с ними могут разве что прибывшие с материка чиновники, дельцы и — в меньшей степени — пенсионеры с «северов», десятилетиями откладывавшие надбавки на домик у моря. Население города-героя Севастополя за пять лет, по официальным данным, увеличилось на 15 процентов, а по наблюдениям горожан — вдвое.

Формула «что хорошо гостю — хорошо и хозяину» работает в Крыму не всегда. Миграционный перегрев, сливаясь с потоком туристов, вызывает сложные чувства у местных. Пробки на дорогах, затруднения с доступом на пляжи вызывают глухое раздражение. Особенно среди севастопольцев, которым военно-морская косточка не позволяет ощущать себя обслугой отпускников. Не раз слышал презрительные комментарии горожан в адрес москвичей — дерганых, публично матерящихся, а на замечания реагирующих в духе «мы вас спасли, кормим, а вы нас учить будете?».

С другой стороны, приезжие не без оснований обвиняют иногда крымчан в «островном» апломбе и слабой «клиентоориентированности», указывая на то, что Республика Крым и Севастополь — регионы дотационные и туристы приносят им значительную долю доходов. Последнее наблюдение, скорее, верно: на всем протяжении ЮБК, да и в прочих районах полуострова, активно строятся дороги, возводятся новые отели, разветвляется инфраструктура. Строить, кстати, как и в остальной России, тут предпочитают силами гастарбайтеров. Да и на постоянную работу в отели и заведения общепита охотнее принимают трудовых мигрантов.

Раздражение местных вызывает запутанная бюрократическая система, выросшая за несколько лет на полуострове, гигантские аппетиты новоиспеченных чиновников, кумовство в бизнесе (особенно строительном), граничащее с заградительными барьерами для предпринимателей средней руки, и закрытие ряда пляжных участков федеральными ведомствами.

Ну а пуще того — налоги и поборы при резком росте цен, в том числе на крымские же овощи и фрукты. Жители полуострова, безусловно, не жалеют о своем выборе 2014-го: под бандеровской антирусской властью жить никто не хотел и не хочет. Однако довелось услышать и такую позицию: «При Украине Крым никак не развивали, но и нам не мешали устраиваться как можем».

У моря подешевле

У множества отрицательных отзывов в Сети про отдых в Крыму есть несколько причин. Одна — явно завышенные ожидания российских туристов, избалованных заграничным курортным сервисом. Другая — неприятное удивление нынешними ценами: многие еще помнят «дешевый и сердитый» отпуск с пачками украинских гривен в кармане. Не стоит забывать и про информационные вбросы киевских троллей, а также про черный пиар со стороны зарубежных конкурентов. Впрочем, приписывать все проблемы вражьим проискам, мягко говоря, непродуктивно. 

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Туризм в Крыму сегодня — вопрос не только экономический, но и политический. А также — ментальный, причем с обеих сторон. На одной чаше весов — преодоление островной особости от всей России, на другой — осознание Крыма не просто в качестве пляжной зоны или «всесоюзной здравницы», но территории, где сплетаются важнейшие узлы отечественной истории и культуры.

По данным министерства курортов и туризма Республики Крым, в прошлом году был установлен постсоветский рекорд — на полуострове отдохнули 6,8 млн человек, что на 28 процентов больше, чем в 2017-м, и на 79 — по сравнению с судьбоносным 2014-м. Вместе с тем до показателей, к примеру, 1988-го — 8,3 млн — еще далеко.

— Никакого обмеления турпотока, тем более катастрофического, нет, — утверждает глава регионального отделения Российского союза туриндустрии (РСТ) Борис Зелинский. — В год воссоединения отрасль, конечно, прошла через стадию шока. Практически разом исчезли украинцы и туристы из дальнего зарубежья. Затем начал расти приток россиян: ежегодно он увеличивался благодаря новому терминалу аэропорта и, разумеется, Крымскому мосту. К нам вновь потянулись иностранцы: через материковую Россию большими группами заезжают китайцы, вьетнамцы, иранцы, немцы. В следующем году ожидаем скачка заездов по новой федеральной трассе «Таврида», очень уповаем на открытие железнодорожного сообщения с «материком» в обход Украины. К сожалению, пока не создан механизм подсчета, позволяющий в общем потоке авиа- и автомобильного людского трафика выделить именно туристический сегмент. Медленнее, чем хотелось бы, расширяется гостиничный фонд. Начальная задержка была связана не столько с отсутствием инвестиций, сколько с дефицитом сезонной рабочей силы из-за ухода украинцев. Сейчас ситуация стабилизировалась. В курортных городах реконструируются набережные, вводятся международные стандарты отелей и кафе.

Зелинский категорически не готов согласиться с тем, что цены обгоняют сервис. В Крыму, уверяет собеседник «Культуры», можно отдохнуть сравнительно бюджетно, при том что частники были вынуждены сильно подтянуться: теперь уже и не найдешь, наверное, пристанище без холодильника, душа, кондиционера, горячей воды. Недаром свыше половины отдыхающих, по официальным данным (а Зелинский вообще говорит о 80 процентах), из-за дешевизны предпочитают именно апартаменты.

Частный гостевой сектор сегодня действительно выручает многих отпускников. Но он же, будучи по большей части в «серой» зоне, становится источником реальных проблем, обещая гостям услуги соседних пляжей, в инфраструктуру которых не вкладывает ни рубля. В Севастополе, скажем — на Фиоленте, на Северной стороне, в Казачьей бухте местные жители, получившие земельные участки под ИЖС, навтыкали мини-отели. Число туристов возросло на порядок, и ближайшие пляжи уже не могут их переварить. Остро стоит вопрос с вывозом мусора, не справляется канализация... Как быть? Власти должны либо легализовать эти псевдогостиницы, возложив на владельцев коммунальные и иные расходы, либо подогнать бульдозеры. Понятно, что любое решение вызовет настоящий социальный взрыв.

Пляж за колючкой

Ситуация с огораживанием мест для купания и в Республике Крым и в Севастополе сейчас не столь болезненная, как три-четыре года назад, однако остается актуальной. Вообще-то, закрывать пляжи по закону имеют право только санатории. Обычные отели, даже крупные, де-юре этого делать не могут. Но де-факто это происходит повсеместно.

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Вместе с депутатом заксобрания Севастополя Вячеславом Аксеновым и представителями городской прокуратуры едем в бухту Ласпи. В живописном заливе с торчащими из моря скалами снимали когда-то эпизоды фильма «Человек-амфибия», выращивали мидии: здешняя вода слывет чистейшей на ЮБК. Повод для инспекции — сигнал от севастопольцев, которые не могут попасть на излюбленные пляжи. В прошлом году тут, в урочище Батилиман, часть берега была отрезана под нужды Минобороны. Но оставались еще два-три небольших пляжа. Ныне же возникла сложность с проходом и туда.

Подъехав, видим на массивных зеленых воротах, перекрывших дорогу, надпись: «Осторожно: установлено проволочное ограждение». «Опасно» —предупреждает вторая табличка. Третья — ставит точку: «Частная территория». Зампрокурора Балаклавского района Севастополя Игоря Лошакова внутрь пропускают, депутата с журналистами — нет. Охранник не представляется, и выяснить, чья собственность, не удается даже представителю закона. Неподалеку — проблема со входом на ранее открытый пляж «Изумруд-2», раскинувшийся ниже одноименной базы отдыха. Спуститься к морю можно, заплатив сто рублей на КПП пансионата. По словам директора, плата взимается «в целях безопасности: знаем — кто зашел, кто вышел».

Выясняется, что бесплатно тоже можно пройти: через неприметную калитку в заборе по узкой козьей тропке, резко ныряющей вниз по склону. С маленьким ребенком, к слову, это вряд ли возможно.

Вячеслав Аксенов обещает поднять вопрос в правительстве Севастополя. В свое время депутаты заксобрания представили проект по сохранению бухты Ласпи как общей рекреационной, но вместе с тем природоохранной зоны, защитив ее от волюнтаристских захватов. Но теперь слово за новой властью — напомним, менее месяца назад в городе русской славы сменился губернатор...

Фото: PHOTOXPRESS

А вот еще одна зарисовка с натуры. Если спуститься от Ливадийского дворца к морю, а затем направиться вдоль берега к Ялте, то вы попадете в суровую «черноморскую сказку». А именно — в узкий, на несколько сотен метров, темный коридор, стенами которого служат заборы, как в тюрьме — с загнутыми наклоненными краями, обвитыми спиралью колючки. Иду, и невольно тянет заложить руки за спину. С одной стороны — закрытый склон парка, с другой — длиннющий ведомственный пляж, который можно рассмотреть, немного подтянувшись над железными листами. Там — словно в волшебной стране: тишина, удобные лежаки, выровненная галька, всевозможные игровые площадки, кабинки для переодевания. И все это в разгар сезона — полупустое. Неподалеку же на ялтинских городских пляжах Приморского парка яблоку негде упасть. Чтобы переодеться, надо простоять в очереди с четверть часа. Сверху — от магазинов и кафе зубодробительно гремит попса. Контраст с соседями — разительный. Не случайно один из самых больших гостиничных комплексов здесь называется «Зазеркалье». Важно очутиться с правильной стороны зеркала.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что, в сравнении с украинской эпохой, перемены к лучшему в той же Ялте видны невооруженным глазом: прекрасно реконструирована набережная, на улицах и пляжах не заметно мусора. Размножились кафе и туалеты. Исчезли ходившие по головам торговцы горячей кукурузой. Кроме дорогих ресторанов с московскими чеками, работает несколько столовых подешевле, есть ночной гипермаркет с вменяемыми ценами. Но вот, допустим, найти лицензированное такси — с квитанцией, в городе, в отличие от Севастополя, практически нереально. Wi-Fi даже в отелях периодически глючит, как и мобильная связь. Сквозь свежий курортный лоск, нет-нет да и проскочат столь нелюбимые многими (и ностальгически милые другим) отголоски родного «совка». Конечно, все эти мелкие издержки сервиса преодолимы, важны целостные системные решения по туристическому развитию полуострова.

Наследство самостийной

Заместитель главы заксобрания Севастополя Александр Кулагин осторожно размышляет:

Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

— Пока, увы, нет понимания стратегии развития города с точки зрения туризма, дающего значимый вклад в бюджет. Выработать такую программу с прошлыми губернаторами не получалось. Если мы движемся в сторону пляжного отдыха, нужно строить в несколько раз больше отелей, оборудовать новые пляжи. Недавняя классификация показала, что у нас нет ни одной пятизвездочной гостиницы и только одна «четверка». При этом более 150 км береговой полосы заняты предприятиями, базами ВМФ. И это понятно: Севастополь был и остается важнейшей морской крепостью России. Но Минобороны забирает все больше берега. Окрестные жители переживают, возмущаются. Многие живут в ста метрах от моря, а, чтобы искупаться, вынуждены ехать через весь город. Если же главным ориентиром туризма станет культурное, историческое, военно-патриотическое направление, потребуются недорогие гостиницы внутри Севастополя, особенно для размещения массовых детских экскурсий. При этом решающее стратегическое видение должно исходить от государства. Пока же мы топчемся на месте, пытаясь разгребать старые завалы...

Что ж, наследие от незалежной досталось Крыму, конечно, тяжелое. По предварительным подсчетам специально созданной рабочей группы Госдумы РФ, сумма ущерба, нанесенного полуострову «хозяйствованием» украинских властей, превышает полтора триллиона рублей. Тут тебе и многочисленные самострои в береговой полосе и в заповедных зонах, вырубка краснокнижных лесов, загаживание рек и ручьев.

— Долгие годы в Крым не вкладывалось ничего: ни в дороги, ни в систему подачи воды, ни в водоотведение, ни в электричество, ни в газораспределительную инфраструктуру, — делится с «Культурой» глава министерства курортов и туризма Республики Крым Вадим Волченко.

Он рассказывает о Федеральной целевой программе, благодаря которой создаются инвестиционные площадки, проходит реновация существующих санаториев, пансионатов, объектов исторического и культурного наследия. ФЦП состоит из тематических кластеров, привязанных к конкретным местам полуострова. Например, «Детский отдых и оздоровление» — к Евпатории, активные виды туризма — к Коктебелю и т. п.

Среди уже чисто российских факторов, тормозящих рост турпотока, нельзя не упомянуть о дороговизне авиабилетов. Резонный вопрос: почему в Симферополь не летает национальный лоукостер «Победа»? И решит ли проблему обходная железная дорога, открыть которую планируется ближайшей зимой? Это напрямую будет зависеть от цены билета.

Культурный код Тавриды

Он разнообразен: древний Херсонес — живописные камни античного города и величественный храм на месте крещения князя Владимира; знаменитая императорская резиденция Ливадия, памятная в том числе Ялтинской конференцией; готический Воронцовский дворец в Алупке и прелестный дворец Александра III в Массандре, у которых проводятся камерные концерты классики оупен-эйр. Конечно же, мемориальные дома Чехова в Ялте и Гурзуфе,  Максимилиана Волошина — в Коктебеле, музеи Грина и Айвазовского в Феодосии. А можно ли не посетить героический Севастополь: Малахов курган, Сапун-гору, музей 35-й береговой батареи?

Фото: Тарас Литвиненко/РИА Новости

Радует, что большинство широко известных мест туристического притяжения за пять лет приведены в приличное состояние. Особенно хорошо себя чувствуют объекты культурного наследия федерального значения, прежде всего Херсонес, где удается решать задачи реставрации, развивать различные интерактивные программы, привлекающие посетителей. Музеи республиканского подчинения, например чеховский домик, пребывают в менее выгодном положении. Серьезные проблемы ялтинского Дома писателя получилось снять лишь этой зимой благодаря ФЦП и повышенному вниманию общественности. А вот под дачей Чехова в Гурзуфе, которая не реставрировалась с советских времен, требуется срочно укрепить берег, иначе ее однажды смоет в море.

По данным движения «Архнадзор», на полуострове остается немало бедствующих памятников истории и культуры. Это и «крымское Абрамцево» — усадьба Якова Жуковского Кучук-Кой в поселке Парковое, к созданию которой причастны Евгений Лансере, Павел Кузнецов, Михаил Врубель. Разрушаются дворец графини Паниной в Гаспре, где Лев Толстой написал «Хаджи-Мурата»; усадьба Шлее в селе Чеботарка; усадьба Арендтов — Ребец в Симферополе, где жил врач и основоположник русского планеризма Николай Арендт.

Что говорить, если даже открыточное «Ласточкино гнездо» находится в плачевном состоянии! Это касается и интерьера, пострадавшего от использования дворца в качестве ресторана в украинский период, и остающейся опасности обрушения треснувшей под зданием скалы. Два года назад основание дворца укрепили, подведя бетонную плиту; утвердили проект реставрации, но пока не могут найти исполнителя работ, намеченных к завершению в 2021-м.

Культурно-исторический, паломнический, патриотически-воспитательный потенциал Крыма еще далеко не реализован. Недаром его называют «полуостровом сокровищ». Это же относится и к курортно-оздоровительной составляющей. Важно правильно расставить туристические приоритеты, не забыв про интересы самих крымчан. Чтобы не возникали здесь саркастические шутки: «Крым — наш? А где пляж?»

 

 

 

 

Источник: portal-kultura.ru

 

Комментарии


Комментариев нет!
Внимание: Cookie-файлы

Приветствуем вас на интернет-портале «Всемирная Россия»! Мы используем файлы Cookies, чтобы сделать наш сайт максимально удобным и привлекательным для вас. Оставаясь на сайте, вы подтверждаете, что согласны пользоваться файлы Cookies и Политика конфиденциальности.